Ну, с днем чекиста, что ли!

Отметили красиво, по-пацански. Правильно отметили. С фейерверками, спортивными забегами и любимой «гаспадами ахвицерами» всех мастей стрельбой из табельного оружия.

Даю рупь за сто, что Он был в бешенстве (ТМ), когда узнал.

Ваша честь

Почему-то меня коробит, когда я слышу это от своих коллег в российских судах. В американских юридических сериалах это звучит прекрасно, естественно и органично, но в российских судах... Становится как-то немного стыдно и неловко. Как будто я не в настоящем суде, а на съемках дешевого псевдосудебного ток-шоу а-ля «паша_астахов_в_мантии» (тысячи их). Могу ли я гордиться тем, что за все годы своей судебной практики ни разу не назвал судью «ваша честь»? Хотя судьи, заслуживающие такого обращения, мне встречались, я оставался процессуально точен и строг. И в ГПК (ст. 158), и в АПК (ст. 154) закреплено «уважаемый суд», а что написано в УПК меня мало интересует, поскольку по этому кодексу я не работаю. «Если вы откроете книгу «Судебные речи известных русских юристов», вы увидите, что принято было говорить «господа судьи». Так что конкретно в современной России использование обращения «ваша честь» к судье вызвано скорее модой на западную юридическую атрибутику, чем реальной исторической традицией». Это пишет интернет. А я добавлю: современная россиянская госмашина обезличена, винтики этой машины, какие бы должности они ни занимали – судей, прокуроров, судебных приставов, следователей и т.д. – пуще всего на свете боятся ЛИЧНОЙ ответственности, предпочитая выступать от лица левиафана – государства или его отдельного органа. Поэтому обезличенное обращение «уважаемый суд», обращение, адресованное не конкретному человеку, а органу государственной власти, должно по идее успокаивать совесть судьи, сообщать его мятущейся душе известные комфорт и равновесие. Вот когда судьи у нас будут не назначаться, как сейчас, неизвестно кем и непонятно по каким критериям, а избираться, когда каждый судья будет во плоти являть собой личность, индивидуальность, репутацию, волю, мораль, этику и профессионализм, – тогда я первый обращусь к судье со словами «ваша честь».

Об иностранных агентах

Несмотря на заполошные истерики либерастов в СМИ и чудовищное давление прозападного лобби в коридорах власти, заблокировать принятие закона об иностранных агентах не получилось. Более подробно почитаю и проанализирую его позже, сейчас самое общее впечатление, точнее, мое личное отношение к данному закону. В отличие от великого множества антинародной пакости, которую в ежедневном режиме генерирует госдура, данный закон представляется мне своевременным и правильным. Нет ничего плохого в том, чтобы законодательно ограничить права физических лиц и организаций, открыто работающих в России на интересы иностранных государств. В горячо любимой либероидами архидемократической Америке целый пакет таких законов действует уже не одно десятилетие, и людей в соответствии с ними подвергают не административным штрафам (как это предполагается делать в ужасной тоталитарной России), а крайне жестокому уголовному преследованию – см. кейс Марии Бутиной. На не менее любимой русофобами всех мастей Украине в интернете открыто ведутся расстрельные списки (см. сайт «Миротворец»), въезд в страну законодательно закрыт для огромного количества людей. Не вижу, почему Россия не должна поступать со своими внутренними врагами таким же образом. Надеюсь, что лицам, признанным иностранными агентами, будет пожизненно закрыт доступ на государственную службу, запрещено занятие некоторыми видами деятельности (например, в области юриспруденции, ибо т.н. «правозащитники» очень любят притворяться «юристами», «адвокатами» и «общественными защитниками»); кроме того, не помешает запрет на совершение сделок с недвижимым имуществом.

Интеллигентский атеизм

Протестная интеллигенция периода упадка и заката советской империи, конца восьмидесятых, – была демонстративно религиозна. Они и их дети носили крестики (и это было предметом зависти для меня, тогда еще некрещеного), они ходили на службы, общались с духовниками, собирали и читали соответствующую литературу, особо упоротые ездили по всяким старцам и паломничествам. У многих в квартирах висели иконы, распятия; Библии стояли на полках книжных отсеков их дефицитных югославских стенок рядом с подписными изданиями и польским фарфором. Церковь была одновременно в загоне и моде. Тем и влекла к себе интеллигентов. Вместо парторга – батюшка, вместо собрания – литургия. Это было антисистемно и интересно, это позволяло отличать и возвышать себя над серой массой «совков», это был тот самый знаменитый «глоток свежего воздуха».

А когда церковь из полузапрещенной и романтической стала легальной и даже респектабельной... Когда она в очередной раз слилась в экстазе с государством... Ее наименовали РПЦ и стали так же кокетливо фрондировать своим атеизмом, как ранее фрондировали верой. Атеист Невзоров, Шендерович, Латынина, Познер (ну этот всегда позиционировал себя как атеиста). А иначе никак. Надо обязательно быть против системы, против быдла и массового тренда.

(no subject)

Адвокат доцента-потрошителя поставил под удар свою дальнейшую карьеру. Если 63-летний Соколов – «ветхий старец», то кто же тогда 67-летний Путин?

Может, я параноик, но не могу отделаться от мысли, что этот образ – ветхий, извращенный, поехавший кукушкой от похоти, власти и безнаказанности старец, разделывающий молодую девушку – это символический и вместе с тем фотографически точный портрет Путина, расчленяющего Россию. Явленное знамение, так сказать.

Урок от Уолтера Уайта

Breaking Bad, он же «Во все тяжкие», он же «Ломать кровать». Я лично вынес из этого фильма следующую мысль. В жизненном крушении Уолтера Уайта виновата его гордыня, и больше ничего. Жизнь постоянно давала ему выбор, развилку: переступи через свою гордость – и все будет окей, но он раз за разом с упорством олигофрена сворачивал не в ту сторону... Разберем по порядку.

Collapse )

(no subject)

Анонсировано 10-процентное сокращение численности чиновников. Почему я не рад? Потому что знаю: в Рашеньке все эти сокращения идут по одному и тому же сценарию. Сократят рабочих лошадок на земле, а во всех бесчисленных «управлениях по управлению всеми управлениями» 25-летние соски в полковничьих погонах так и будут сидеть, перебирая никому не нужные бумажки. Ну и генералы, само собой, никуда не денутся. Оставшимся рабочим лошадкам, чтоб сильно не воняли и не разбегались, поднимут зарплаты –  несильно, процентов этак на 10-15, ну максимум на 20, а нагрузку (реальную рабочую и административно-отчетную) увеличат в разы. Результат: если раньше в отделе ничего не успевали 10 судебных приставов, теперь будут ничего не успевать 7, а то и 6. Людям от этого только хуже будет, зато все бодро отчитаются о выполнении спущенного сверху плана по сокращению штата. Суки поганые.

(no subject)

Лунгин – мерзкий косноязычный шепелявый жид, чудовищно, вопиюще неинтеллектуальный и неинтересный. И вот это вот чмо режиссер, да. «Остров» – обосрал христианство вообще  православие в частности. «Царь» – обосрал русских. Впрочем, русских он обсирает в каждом своем творении, это красная линия, становой хребет его творческого метода. А чего еще ждать от грустноглазого еврея? Берем русские деньги и на русских же гадим, это их любимое развлечение на протяжении веков. «Братство» – обосрал «афганцев», заявляя с шариковской наглостью и безапелляционностью на всех интервью, что до его фильма ничего ни на афганскую, ни на чеченскую тему в отечественном синематографе не сделано, нетронутая целина. Ну это просто звиздец.

Левиафан

Как говорится, «по совету друзей». Много слышал, достаточно много читал, да и кроме того, выдалось соответствующее настроение, захотелось чего-то эдакого, свинцово-тягостного, мерзкого, чтобы на его фоне собственные проблемы показались мелкими, вздорными и успокоительно непоследовательными. Кроме того, будучи убежденным слоупоком, я люблю приобщаться к нашумевшим произведениям много позже, когда вещь, что называется, отлежалась, а все порожденные ею споры утихли и благополучно забылись.

Стал-быть, «Левиафан» Звягинцева. Посмотрел. Последние михалковские высеры - «Предстояние» и «Цитадель» - сопровождавшиеся такой же скандальной шумихой, меня не сломали, и смотреть мне их даже спустя много лет после выхода не хочется, а вот «Левиафан»... Да-с. Старею, видимо, становлюсь восприимчив и податлив к механизмам общественного манипулирования. Еще, наверное, название сыграло свою роль: как-никак, по старику Гоббсу я доклад на семинаре делал, и на экзамене о нем с удовольствием разглагольствовал, и фразочкой «bellum omnium contra omnes» могу при случае козырнуть, я ж блестящий латинист, не хуже Горанфло.

Вспомню вкратце, что я читал и слышал об этом фильме.

Критики: клевета, русофобия и грязный пасквиль, гипертрофированное изображение отдельных недостатков, которые кое-где у нас порой..

Восхвалители: шедевр, потрясающий сценарий, потрясающая режиссура, потрясающая актерская игра, потрясающая операторская работа, потрясающая музыка, все потрясающее, я в восхищении, мы в восхищении, королева в восхищении, Золотой глобус, Оскар, да.

Collapse )

Напишем про часы

Да. И прежде чем писать о них, благоговейно выдохнем.

Вещь из категории «мастхэв», иметь обязан. Аксессуар, имидж, деловой стиль, клиенты, переговоры, стереотипный образ успешного юриста/адвоката… Еще: смотреть время на мобильнике - моветон, ты же не старушка-пенсионерка, чтобы на мобильнике смотреть, за ним надо лезть в карман или сумку, нажимать на кнопку, потом снова убирать в карман или сумку, куча лишних движений, а тут отогнул рукав (а летом и отгибать не надо) - и посмотрел.

Я все это знаю. И все равно часы в моей жизни уверенно дрейфуют в сторону сигаретной пачки, в которой хранится золото (несколько крестиков, цепочек, утратившее актуальность обручальное кольцо) и верхней, дальней, труднодоступной полки с галстуками, шарфами и отстегнутыми от курток капюшонами. Вещей, которые надеваются иногда, под какое-то соответствующее настроение или мероприятие. Ну вот, например, для причастия к чаше надо подходить, точнее, приступать, имея на груди крест. А для получения Нобелевской премии рекомендуется явиться при галстуке. И то, и другое в моей жизни происходит далеко не каждую неделю (и даже не каждый месяц), поэтому и золотые цацки, и галстуки крайне редко оказываются на моей тушке.

Часы пока еще оказываются. С периодичностью примерно один-два раза в месяц. В очередной раз проникшись аргументами, изложенными во втором абзаце, с утра надеваю их на руку, охреневаю от своей деловитости, крутости и соответствия социальным клише, с готовностью свернуть горы отправляюсь на работу… И вечером привожу домой в кармане, портфеле или в бардачке. Потому что они успевают мне надоесть уже в первой половине дня.

Какое-то время... Бывает, весьма продолжительное после этого время я просто не вспоминаю о часах, нормально живу и радуюсь жизни. Мобильник полностью удовлетворяет мои потребности в текущем контроле времени. Но рано или поздно происходит очередной удар пропаганды.

Например, кино. Практически в любом фильме главный герой носит часы, при этом эпизодов, в которых он ими пользуется по прямому назначению, смотрит на них, чтобы узнать время - за весь фильм может быть всего один-два. Может и вообще не быть. Ни одного. Верхом идиотизма в этом плане является один из «юрассик парков», а именно серия, в которой на остров с динозаврами десантируется целая свора охотников на джипах со слоновьими ружьями. У каждого из этих придурков на руке были часы, я специально замечал. У каждого, Карл. Я смотрел и недоумевал: ну на что они им в этих условиях, зачем там контроль времени? Какая разница, во сколько тебя сожрут - в 9:31 или в 16:28?

Ну да ладно, бог с ним с кинематографом, реклама она реклама и есть. Более интересно другое, а именно проникновение образа часов в наше коллективное бессознательное. Успешный человек востребованный специалист должен носить часы как аксессуар дополняющий имидж деловой стиль наша компания придерживается определенного дресс-кода часы и галстук обязательны блаблабла.

- Мужчина должен носить часы! - безапелляционно заявила тетенька-продавец часового салона, куда я забрел, сопровождая друга, которому вдруг бог послал кусочек сыра в виде работы в конторе, придерживающейся определенного дресс-кода. Надо было подобрать и купить, а потом обмыть - против последнего пункта программы я не мог устоять. - А уж если этот мужчина занимает высокооплачиваемую должность, - часы просто необходимы!

Казалось бы - обычные, рутинные штампы продавца, которыми он как молотком с утра до вечера фигачит по кумполам людей, переступивших порог его стеклянной кельи. А я почему-то к ним прицепился и начал обдумывать.

Что есть часы в их нынешнем состоянии? Цацка, побрякушка, украшение. Совсем неслучайно крупнейшие торговые площадки (то же авито) уверенно переместили часы в категорию "Бижутерия и украшения". Эти ребята держат нос по ветру и чутко реагируют на изменения общественных трендов. Часы - это не предмет первой необходимости, это украшение. Есть много других украшений, носимых на теле. Самыми распространенными мужскими являются: цепочка (с крестиком или без), браслет, кольцо/перстень. И вот по поводу этих украшений в обществе почему-то не наблюдается никакой истерики, никакого нездорового ажиотажа. Люди преспокойно делятся на тех, кто эти вещи носит, и на тех, кто их не носит, причем - и это самое важное! - носители, к примеру, браслетов, вовсе не горят желанием непременно обраслетить всех своих друзей и знакомых. В отличие от часоносцев, которые временами напоминают мне членов какой-то агрессивной секты.

То же самое и в сфере социальных коммуникаций. Представим себе, что все штампы и стереотипы, сформулированные массовой культурой для часов, вдруг с завтрашнего утра перенесутся на какое-то другое украшение. «Браслет - непременный элемент имиджа делового мужчины!», «В нашей фирме мужчины обязаны носить перстни, причем определенного стиля и стоимости», «Иметь много цепочек на шею - это нормально, ведь нельзя в одной и той же цепочке идти на официальные переговоры и на вечеринку в клуб»…

Абсурд, нелепость? Несомненно. Вот когда с такой точки зрения посмотришь, становится понятной лживость и глупость плясок с бубнами вокруг часов.